Приемный ребенок

Решение об усыновлении должно принимать­ся только тогда, когда оба супруга очень любят детей и чувствуют, что не могут без них обойтись. Все дети, «свои» и приемные, нуждаются в ощущении дома, в не­изменной родительской любви, иначе они не вырастут полноценными счастливыми людьми. Для приемного ребенка очень плохо, когда он чувствует, что один из родителей любит его меньше, чем другой, потому что такому ребенку изначально присуще подозрительное отношение к жизни. Он знает, что настоящие родители от него почему-то отказались, и втайне боится, как бы то же самое не случилось снова.



Сами видите, что нель­зя идти на усыновление, когда этого желает только один из родителей или когда оба стремятся к усыновлению только из практических соображений — чтобы полу­чить помощника или человека, который позаботится о них в старости. Бывает, что женщина, опасающаяся, что от нее уйдет муж, хочет усыновить ребенка в на­прасной надежде удержать этим любовь мужа. Усынов­ление по подобным причинам не только несправедливо по отношению к ребенку, но и плохо для самих родите­лей. Слишком часто приемный ребенок, не ощущаю­щий настоящей любви в семье, начинает плохо себя вести.

Одинокому человеку тоже обычно не стоит усынов­лять ребенка. Во-первых, мальчикам и девочкам нужно и материнское, и отцовское влияние, во-вторых, оди­нокий человек может слишком погрузиться в заботы о ребенке.

Супружеская пара не должна усыновлять ребенка в пожилом возрасте, когда оба супруга уже превратятся в рабов своих привычек. Они так долго мечтали о злато­кудрой девочке, которая наполнит их молчаливый дом звонким пением, что даже самые хорошие, но абсолют­но реальные дети могут стать для них сильным потрясе­нием. Какой родительский возраст считать предельным для усыновления детей? Дело здесь не только в годах. Надо обсудить конкретную ситуацию со специалиста­ми по усыновлению.

Иногда родители одного ребенка, почему-то зам­кнутого или не имеющего компании, усыновляют ре­бенка ему в друзья. Прежде чем это сделать, посоветуй­тесь с психиатром или со специалистом по усыновле­нию. Приемный ребенок может почувствовать себя рядом с родным чужаком. Когда родители очень стара­ются окружить приемного ребенка любовью, их родной ребенок может почувствовать себя несчастным, а ведь они ради него и стараются... Все это очень рискованно.

Другая опасность — усыновление ребенка «взамен» умершего. Если в семье есть другие дети, приемный ре­бенок может чувствовать себя ущербным. Но даже если у родителей нет других детей, усыновлять можно толь­ко в том случае, если они способны любить ребенка ради него самого. Допустимо подобрать ребенка, кото­рый будет соответствовать полом, возрастом, даже об­ликом умершему, но на этом сопоставление должно завершиться. Несправедливо и неразумно заставлять че­ловека играть роль другого. Он наверняка разочарует родителей и станет несчастным сам. Нельзя говорить ему, что тот, прежний, делал то или другое, сравнивать их — ни вслух, ни даже мысленно. Человеку надо по­зволить быть самим собой. (То же самое относится к родному ребенку, родившемуся после гибели старшего.)

Роль агентства по усыновлению.

Одно из важ­нейших правил усыновления детей — прибегать к услу­гам только первоклассных специалистов. Приемные родители сильно рискуют, когда имеют дело напрямую с родителями кандидата на усыновление или неопыт­ным посредником. Настоящие родители всегда могут передумать и попытаться забрать ребенка. Даже когда этому препятствует закон, в приемной семье могут возникнуть неприятные переживания, мешающие счастью приемных родителей и самого ребенка.

Добросовестное агентство встает, как стена, между двумя семьями, не дает им познакомиться, не позволяет друг друга беспо­коить, оберегая тем самым интересы ребенка. Оно по­могает родной матери ребенка и остальным его родст­венникам принять правильное решение. У него есть опыт, и оно сумеет отговорить от усыновления пары, которые в этом не преуспеют. Оно наблюдает за ребен­ком в новой семье на протяжении испытательного сро­ка и делает соответствующие выводы. В каком возрасте усыновлять ребенка? В принципе чем он младше, тем лучше. Приемные родители долж­ны чувствовать, что начинают с чистого листа, и при­выкать к ребенку, проходя все естественные этапы. Тем не менее удачным может оказаться усыновление ребен­ка любого возраста.

Приемные родители обычно интересуются наслед­ственностью ребенка. Но чем больше мы узнаем о раз­витии личности, включая интеллектуальное, тем боль­ше убеждаемся, что самый важный фактор — это среда, в которой ребенок растет, особенно любовь, которую он ощущает, и чувство принадлежности к семье. Нет никакой уверенности, что социальные отклонения — алкоголизм, аморальность, склонность к правонаруше­ниям, безответственность — могут передаваться по на­следству.

Пусть ребенок узнает правду естественным путем.

1410215 Следует ли сообщать приемному ребенку, что он не родной? Все опытные люди считают, что ему следует об этом знать. Все равно он рано или поздно от кого-то об этом узнает, как бы свято родители ни оберегали тайну. Для ребенка старшего возраста, даже для взрос­лого человека такое открытие, особенно если оно внезапное, — всегда удар, способный надолго, иногда на годы нарушить его покой. Представим себе, что ребе­нок усыновлен на первом году жизни. Когда открывать ему правду? Определенного возраста для этого не суще­ствует. Родителям следует с самого начала не пытаться скрывать факт усыновления: надо касаться его в разго­ворах друг с другом, с ребенком, со знакомыми. Так со­здается атмосфера, при которой ребенок на любом эта­пе развития может сам задать интересующие его вопро­сы. Постепенно, по мере роста понимания, он узнает, что такое усыновление.

Некоторые приемные родители совершают ошибку, пытаясь сохранить усыновление в тайне; другие заходят слишком далеко в противоположном направлении, то и дело подчеркивая, что ребенок приемный. У больший ства приемных родителей сначала преувеличенное — что совершенно естественно — чувство ответственнос­ти: ведь они должны доказать свою способность воспи­тывать чужого ребенка.

Если они слишком ревностно втолковывают ребенку, что он усыновлен, то у него возникает вопрос: может быть, в усыновлении есть какая-то ущербность? Если же они воспринимают усы­новление так же естественно, как цвет волос ребенка, то не делают из него секрета и не твердят о нем на каж­дом шагу. Они должны помнить, что, видимо, являются заведомо хорошими родителями, раз агентство остано­вило на них свой выбор, и ребенку повезло, что он по­пал в их руки.

Предположим, ребенок трех лет слышит, как мать объясняет новой знакомой, что он приемный, и спра­шивает, что это значит. Она может ответить ему так: «Давным-давно мне очень захотелось завести малень­кого мальчика и любить его, вот я и пошла в такое место, где много малышей, и сказала тете: «Хочу шате­на с карими глазами». Она принесла мне младенца — тебя. Я воскликнула: «Как раз такого мне и хочется! Хочу его усыновить, взять себе навсегда». Так я тебя и усыновила». Это хорошее начало, подчеркивающее по­ложительные стороны усыновления, то обстоятельство, что мать получила то, что хотела. Рассказ понравится ребенку, он захочет слушать его снова и снова.

Но между тремя и четырьмя годами он, как подоба­ет всякому ребенку, пожелает узнать, откуда берутся дети. Предложения, как отвечать на такие вопросы, приведены в п. 500. Лучше отвечать правдиво, но доста­точно просто, чтобы ребенку было понятно. Но если приемная мать объяснит, что дети вырастают у матери внутри, он начнет размышлять о том, как это соотно­сится с историей, что его выбрали среди многих детей в каком-то заведении. Либо сразу, либо через несколько месяцев он обязательно спросит: «Я вырос у тебя внут­ри?» Приемной матери лучше просто и спокойно объ­яснить ему, что он вырос внутри у другой матери, а потом был усыновлен. Это скорее всего на некоторое время приведет его в замешательство, но позже все вста­нет на свои места.

Бывает, что приемный ребенок задает вопросы по­сложнее — например, почему от него отказалась родная мать. Если сказать, что он оказался не нужен родной матери, это подорвет его доверие к матерям вообще. Любая выдумка вызовет-у него беспокойство, которое способно принять самые неожиданные формы. Навер­ное, самый лучший и самый близкий к истине ответ такой: «Не знаю, почему она не смогла о тебе позабо­титься, но уверена, что она хотела». Пока ребенок будет переваривать эту мысль, надо напоминать ему, не забы­вая обнимать, что теперь он навсегда ваш.

Ребенку необходимо чувство полной надежности.

1398936 Приемного ребенка может мучить подсознательный страх, что приемные родители рано или поздно от него откажутся, как сделали родные. Например, если он будет плохо себя вести. Или просто передумают по не­ведомым причинам. Приемные родители не должны об этом забывать. Они должны поклясться, что никогда, ни при каких обстоятельствах не только от него не от­кажутся, но даже не помыслят об этом.

Достаточно одной-единственной угрозы, высказанной от недомыс­лия или со зла, чтобы навсегда разрушить доверие ре­бенка к приемным родителям. Они должны быть гото­вы повторять ему, что он их навсегда, всякий раз, когда у него появляются сомнения на эту тему, — например, когда он в очередной раз заговаривает с ними о своем усыновлении. Необходимо добавить, правда, что при­емные родители совершили бы ошибку, если бы, очень стараясь укрепить у ребенка чувство надежности, слиш­ком нарочито твердили о своей любви к нему. Чувство надежности вырастает из ощущения родительской люб­ви, естественной и искренней. Здесь важен не смысл слов, а музыка их звучания.

Фото: Мария Гведашвили и Мария Мокхова.



Связанные записи